22 июня 1941 года в моей памяти

Малиновская Анна Фёдоровна, 1925 г.р.

г. Малая Вишера, Новгородская область

«Я первая услышала по радио сообщение о начале войны. Бросила книгу и побежала домой...»

Я родилась в деревне Кичигино, Нижнеувельского района Челябинской области. Война меня застала на Урале в Пермской области. В тот год мне было 16 лет. Ночь на 22 июня 1941 года была жаркой. Наша семья жила в 16-метровой комнате двенадцатиквартирного барака, дома было очень душно. Я вместе со своими младшими братьями ночевала в сарае рядом с бараком. Братья спали, а я с увлечением читала очень интересную книгу про любовь (к сожалению, название забыла). Я первая услышала по радио сообщение о начале войны. Бросила книгу и побежала домой. Там тоже уже не спали, всюду был переполох, слёзы. Отца на войну не забрали, так как он был инвалидом (была ампутирована нога), братьям было 13-14 лет, а двоюродный брат жил в Бресте и погиб в Брестской крепости в первые дни войны.

Маркова Зоя Александровна, 1929 г.р.

markovaс. Поддорье, Новгородская область

«О начале войны мы узнали только тогда, когда в нашу деревню прискакал верхом на лошади молодой мужчина...»

Наша семья проживала в небольшой глухой деревеньке Холмского района, в то время Калининской области. В деревне не было ни света, ни радио, а о телевидении тогда никто и не слышал. Семья состояла из пяти человек: отца, матери и троих детей, старшей из которых была я, 1929 года рождения. Мать и отец работали в колхозе, я ходила в школу, в 1941 году закончила четыре класса начальной школы и отнесла документы в пятый класс Ельнинской семилетней школы.
О начале войны мы узнали только тогда, когда в нашу деревню прискакал верхом на лошади молодой мужчина. Он вручал повестки о мобилизации всем военнообязанным и объяснил людям, что на нас напала Германия.

В деревушку без радио, света
Опоздала война на полдня.
Ее нарочный из сельсовета
Вез сюда, торопил, гнал коня.

За два дня деревня опустела. Все мужчины были мобилизованы, остались женщины, старики и дети.
В начале августа 1941 года мы стали слышать грохот взрывов, потом через нашу деревню прошли отступающие части советской армии, оставив в дедушкином сарае двенадцать тяжелораненых бойцов. Этих раненых почему-то не тронули немцы, то ли их каким-то образом смогли немцам не показать, то ли немцы не стали нас расспрашивать...
В нашу деревню немцы пришли 15 августа 1941 года. Мотоциклы, машины различного назначения заполонили улицу, огороды, окраины. Что было посажено и посеяно на огородах — все втоптали в землю, вырезали скот.
Один дедушка Арсентий Жуков не хотел, чтобы они зарезали его большую свинью, так они его убили. Больше уж никто им ничего не возражал. Пробыли они у нас только три дня. В нашем доме устроили штаб, жили там одни офицеры да их денщики.
И остались мы на оккупированной территории. За 15 километров от нас сделали «волость», были там полицаи, но в нашу деревню боялись приходить, так как она полностью была окружена лесами, а в лесу были партизаны, просто разрозненные группки бойцов, оказавшихся в окружении, которых люди называли партизанами.

Матвеева Мария Васильевна, 1927 г.р.

д. Ручьи, Крестецкий район

«Это было воскресенье, ясный летний солнечный день ….....»

В 1941 году Марии Васильевне было тринадцать лет. Она хорошо запомнила события 22 июня 1941 года. «Это было воскресенье, ясный летний солнечный день. По воскресеньям люди отдыхали. В то время в Будках были качели, излюбленное место отдыха детей и молодежи. В деревне были прогоны, по ним ездили на лошадях. Где-то к обеду в прогоне все заметили мужчину, подъехавшего на лошади из стороны деревни Сады. Мужчина быстро соскочил с лошади и громко крикнул: «Люди, война началась!». Все опешили и не поняли сразу, что случилось, но постепенно до сознания людей дошло сказанное. Женщины причитали и плакали, мужчины были угрюмы и немногословны».
На следующий день отцу Марии Васильевны принесли повестку на фронт, но воевал он не долго, уже в ноябре 1941 года ( в это время уже шёл снег и были сильные морозы) вернулся домой, его комиссовали из-за больной руки. Во время войны работали в колхозе: сушили сено, жали. Ходили на оборонные работы, копали противотанковые рвы в деревне Вороново (8 километров от деревни Будки), работали на дороге. Чтобы заработать трудодень, нужно было вскопать 1 сотку земли или нажать 10 суслонов ржи или 25 бабочек ржи (снопов).
После войны Мария Васильевна получила педагогическое образование и 37 лет работала в Ручьевской сельской школе учителем математики.

Михайлов Виктор Фокеевич, 1939 г.р.

д. Дунаево, Холмский район

«Когда началась война, мне было 2 года. Помню отдельные отрывки …»

Виктор Фокеевич родился в деревне Груховка Холмского района Калиниской области. «Когда началась война, мне было 2 года. Помню отдельные отрывки из далёкого, военного детства. Идём по дороге, я у мамы на руках, а навстречу — немецкие танки. В люках сидели солдаты по 2-3 человека. Подъехали к речке. Остановились. От резкого торможения один солдат упал, остальные смеялись.
Ещё один эпизод: из д. Груховка нас эвакуировали в Порховский район, на станции Локня в одном из вагонов делали санитарную обработку. Я обжёгся об пуговицу и плакал…
Когда освободили нашу территорию, мы возвращались домой, на дорогах лежали мёртвые, откуда-то взялся раненый, хотелось ему навредить – и я сел ему на ногу. Конвойный меня отшвырнул. За это, помнится, меня ругала мама».

Морозова (Ульянова) Мария Михайловна , 1926 г.р.

д. Ёгла, Боровичский район

«Из нашей семьи на фронт проводили брата Сашу»

Когда началась война, мне было пятнадцать лет. Накануне, 21 июня я сдавала документы в педагогическое училище. 22 июня было воскресенье, я была дома (тогда мы жили на улице Мстинской). Радио у нас не было. О начале войны узнала от соседей, когда вышла на улицу. По радио объявили несколько раз. Ходили слушать радио к моей подруге Лиде. В деревне все были напуганы, подавлены, уже была объявлена всеобщая мобилизация. Из нашей семьи на фронт проводили брата Сашу. Отца не взяли на фронт, так как он не подходил по возрасту. 1 сентября всех студентов нашей группы вместо занятий отправили в Малую Вишеру, на оборонные работы.

Мощенкова Ольга Алексеевна, 1930 г.р.

п. Парфино, Новгородская область

«Надеялись на скорое окончание войны и возвращение в родные места...»

Мощенкова Ольга Алексеевна родилась 23 марта 1930 года в деревне Махлюёво. В семье было шестеро детей: три сестры и три брата. «Когда началась война, отца и старшего брата Женю забрали на фронт. В конце августа 1941 года враг добрался и до их деревни. Со стороны Горчиц въехали немецкие мотоциклисты, но в деревне они не остановились, а поехали в сторону Кузьминского, но затем вернулись, Выгнали всех из дома. Семье пришлось оставить родное Махлюёво, бросить почти всё нажитое. Кое-что всё же закопали, надеялись на скорое окончание войны и возвращение в родные места. С собой взяли, что могли, надевали по 3-4 платья сразу. Вещи погрузили на коня, повели с собой корову (её немцы не отобрали, так как у нас был маленький ребёнок)». Ольга Алексеевна помнит, как она везла детскую коляску, в которой были погружены подушки. Доехали до деревни Учны, где стали жить у дяди Вани Панова. У него было много пчёл, из-за которых он и погиб. Когда немцы стали разорять ульи, дядя Ваня только и сказал им: «Что же, вы делаете, мазурики». Его расстреляли на глазах у всей семьи.
Из Учно семья уехала в Сорокопенно. Здесь старших сестёр, Лиду и Катю, заставляли работать на лесозаготовках, ремонтировать дороги, хоронить немцев. Здесь умер брат, которому было всего один год. Немецкий врач его лечил, но сказал, что у него была опухоль. Из Сорокопенно они уехали в Лозницы, жили в бункере. Отступление и возвращение советских солдат в освобождённые деревни, вой самолётов и грохот орудий, подвалы, землянки, голод и холод переживала Ольга Алексеевна вместе с семьёй. Но потом мать и старших сестёр отправили в Латвию, четырнадцатилетнего Костю поместили в мужской лагерь, а Ольгу Алексеевну через Рамушевский коридор переправили в Старую Руссу. Там продержали три дня в тюрьме, а потом посадили в железнодорожный вагон и отправили в Порхов. Здесь Ольга Алексеевна попала в Чубаровский приют, где и жила до освобождения.

Нифонтова Зоя Яковлевна, 1930 г.р.

г. Боровичи, Новгородская область

«Папа, сдерживая волнение, сказал нам, что враг напал на нашу Родину. Мы все заревели....»

« 22 июня 1941 года.... Жили мы тогда в Горьковской области, в 120 км от г. Горький. Утро началось необычно: нас разбудил папа, чего раньше никогда не было. Был он очень угрюм, встревожен. Сказал нам: «Умывайтесь, дети, садитесь за стол». Нас было пятеро: мал – мала меньше, мне — самой старшей — было 10 лет. Я по голосу папы и по лицу мамы поняла, что произошло что-то ужасное. Папа, сдерживая волнение, сказал нам, что враг напал на нашу Родину. Мы все заревели. Бросились к папе, плакали, целовали и обнимали родителей. Мы все плакали: и дети, и родители. Папа продолжал: «Зоя, дочка, ты старшая, помогай маме, ухаживай за малышами». А когда папа сказал, что уйдет на войну защищать нашу Родину, трое из нас бросились ему на шею с ревом: «Не уходи, не уходи!» Папа успокаивал нас и маму, как мог, говорил: «Дорогая моя, береги детей». Никакого завтрака не получилось, все продолжали реветь, есть не хотелось... В последующие дни ждали с нетерпением, что скажут по радио.

Опарина Татьяна Васильевна, 1946 г.р.

г. Малая Вишера, Новгородская область

Воспоминания об отце Опарин Василий Степанович (1919-1973)

Мой отец, Опарин Василий Степанович накануне начала Великой Отечественной войны только что закончил Академию химической защиты. С семьёй (женой и четырёхлетней дочерью Лиленькой) жили в общежитии Академии в Москве. Собирались в отпуск посетить родителей в Смоленской и Кировской областях. Мама рассказывала, что папу все время не покидала какая-то тревога. Ожидали его распределения на службу, ходили слухи, что в Брест.
Мама 22 июня была с Лиленькой утром дома, даже папа не торопился в буфет за завтраком, хотели просто погулять по Москве. Папа после объявления о нападении по радио сразу же засобирался в штаб и сказал маме: «Леночка, может быть, и не зайду. Это будет значить, что нас отправили. Береги Лилечку. Я потом сообщу, где буду». Первым его заданием было вывод танковой бригады из-под Таллина и уцелевших бойцов из пограничных отрядов.
За выполненное задание отец позже был награжден орденом Красного Знамени. Затем был Северо-Западный фронт, потом — 2 Белорусский. В 1949 году в возрасте 38 лет отец был уволен в запас в звании подполковника.
Военная служба продолжалась после войны в Прибалтике (разгром националистов «зелёных братьев»). Потом отец тяжело заболел. Из Риги семья перебралась в 1949 году в Малую Вишеру, где папа прожил ещё 24 года и умер 27 ноября 1973 года в возрасте 62 лет.

Ассоциация региональных библиотечных консорциумов Система ГАРАНТ Ассоциация региональных библиотечных консорциумов. Сводный каталог периодики библиотек России КонсультантПлюс ИРБИС

 Центральные библиотеки субъектов РФ Российская библиотечная ассоциация Электронно-библиотечная система Официальный интернет-портал правовой информации Культура Гранты России-245